Афишка перед ДОФом – Домом офицеров флота – извещала: «Сегодня в 16 часов. «Суд офицерской чести». Слушается персональное дело лейтенанта Симакова. После суда – танцы». *** Общественный прокурор пропагандист политотдела эскадры подводных лодок капитан 3 ранга Фирсов огласил суть дела вкратце: - В прошлую субботу, хорошо набравшись, лейтенант Симаков вышел из ресторана, закрыл за собой дверь и опечатал ее корабельной печатью. Товарищ Симаков, чем вы можете объяснить свой проступок? - Виноват. Белый медведь попутал… Смешал водку с шампанским, ну и потерял контроль за своей малой моторикой. - Во-первых, водка с шампанским это не «белый медведь», а «северное сияние». – Поправил Симакова общественный прокурор. – А во-вторых, нельзя градус понижать. В-третьих, закусывать надо! А в-четвертых, ваша малая моторика причинила ресторану большой ущерб: директор, увидев опечатанную дверь, упал от шока и получил травму в области большого таза. А бухгалтер - гражданка Папильоткина, решив, что дверь опечатали правоохранительные органы, - сожгла всю отчетность за текущий год и скрылась в неизвестном направлении. Тем самым ресторану нанес ущерб на сумму, неизвестную точно, пока не найдется бухгалтер. Товарищи, какие будут мнения по деянию, совершенному лейтенантом – пока еще – лейтенантом Симаковым? Встал старпом с подводной лодки, на которой служил Симаков капитан-лейтенант Баутин. - Лейтенант Симаков поступил правильно! Как настоящий офицер. Чтоб рефлекс себе не ломать. Открыл-закрыл – опечатай! - Так ведь он это сделал бронзовой печаткой от секретного сейфа! - Ну и что?! А я свой секретный сейф, печаткой от ветеринарной службы опечатываю. И ничего. - Лейтенант Симаков нарушил правила секретного делопроизводства! - Да ни хрена он не нарушал! Из сейфа хоть одна бумага пропала?! - Ни в каких документах не сказано, чтоб рестораны и секретные сейфы опечатывать одной и той же печатью! - Во-первых, это не ресторан! - А что же это? - Ночной бар «Барракуда». В народе – «Барсук» («Бар сук») - Что это меняет? - А то, что у товарища Симакова сработало подсознание: Ночь. Океан. В Карибском море есть остров Бар… БАР… Ближняя Авиационная Разведка в районе острова Бар. Он себя на боевой службе почувствовал. Вот и опечатал. - Лучше бы он себя почувствовал достойным членом социалистического общества! - Позвольте доложить, что лейтенант Симаков во всех смыслах достойный член. Ни одного привода в комендатуру! И карточка взысканий и поощрений совершенно чиста! А во-вторых, кто там знает, что он этой печаткой раньше опечатывал? Может, гальюн перед ремонтом или каптерку со шхиперским имуществом. - Сегодня он ресторан опечатал. Завтра Госбанк. А послезавтра – штаб эскадры. Опечатывать такие объекты имеют право только государственные органы. А Симаков превысил свои полномочия. - Нельзя превысить того, чего не было. Симаков вообще не имел никаких полномочий, а кроме того он не получил никакой личной выгоды от своего, как вы говорите, «деяния». Более того - вывел на чистую воду хапугу-бухгалтера. Сделал как бы предупреждение администрации бара об улучшении работы заведения. И что же мы видим? Работа резко улучшилась: в баре, наконец, кроме водки, появились и коньяк, и даже ром. Кто за то, чтобы лейтенанту Симакову объявить благодарность за проявленную активность в деле улучшения обслуживания подводников?! Поднялся лес рук. Воздержались только члены общественного суда. Танцы удались на славу. Лучше всех танцевал лейтенант Симаков.

Другие записи

Полярнинская быль В Полярном ждали шефов

из Москвы - артистов и артисток прославленного театра опе...

Это был самый короткий и самый мучительный

мой морской поход. И быть может, самый опасный… Всего д...

1 января 2015

Глава 1. Трансатлантика с мостика корабля

Конец апреля 93-го года. Год почти как у Виктора

Гюг...

1 декабря 2014

Дни флота, будучи корабельным, а затем и

флагманским штурманом, я праздновал в Архангельске, на Се...